Язык  РусскийEnglish
Нет альбомов этого автора.

Ансамбль Давлатманда Холова (Таджикистан).
Ансамбль исполняет классическую таджикскую музыку, традиции которой развивались на протяжении десяти веков. Давлатманд является усто - мастером. Этот титул не дают власти или чиновники, такой титул достигается только народным признанием. Давлатманд Холов начал музыкальное образование с традиционной таджикской скрипки хиджак. Затем он поступил в Душанбинскую консерваторию, где обучался по классам фортепиано, скрипки и кларнета. Одним из учителей Давлатманда был Джурабек Мурдов, не только музыкант, но композитор, написавший музыку к более 300 песням. Давлатманд является лауреатом государственной премии Республики Таджикистан имени Абуабдулло Рудаки в области литературы, искусства и архитектуры. Кроме того, что Давлатманд выдающийся певец, он также замечательный инструменталист, владеющий практически всеми таджикскими инструментами. Когда кто-то из исполнителей в его оркестре не может сыграть сложную часть, он берет инструмент и тут же показывает как нужно играть. После учебы Давлатманд вернулся в родной Куляб, следуя традициям своей семьи, обратился к таджикской классической музыке. В своих путешествиях по Памиру и Бадахшану он собрал множество традиционных мелодий, именно так человек становится мастером, как написал русский поэт Велимир Хлебников: «...и войско песен поведу с прибоем рынка в поединок». Музыкант, певец не один перед слушателем, вокруг него, в мире невидимом поэты, композиторы, учителя, подвижники, веками возделывавшие пространство духа. Давлатманд Холов играет суфийскую музыку, её можно назвать таковой, так как в её основе лежат песни на стихи поэтов суфиев: Джелалуддина Руми, Хафиза, Рудаки. Нам повезло: мы можем слушать эту музыку в самом аутентичном ее варианте так, как она могла бы звучать лет восемьсот назад, ведь инструменты в ансамбле, древние, и их форма и звучание оставались неизменными несколько столетий. Безусловно, чтобы жить любое искусство нуждается в эволюции, и мы можем заметить, что от концерта к концерту музыка Усто Давлатманда становится более сложной и изысканной. — Для настоящего мудреца музыка – способ приобщения к Богу, молитвенный экстаз и служение, причем это касается и исполнителя, и слушателя. Исламский ученый Сайд Нурси писал: «Как люди нуждаются в Истине, также в них есть потребность и в наслаждениях. Звуки и голоса, пробуждающие в человеке возвышенные чувства и любовь к Богу, являются разрешенными, те же звуки, что пробуждают сиротскую опечаленность, безнадежность и подавленность, эгоизм или животную страсть, являются запретными». Классическая традиционная таджикская музыка базируется на музыкальной форме именуемой «шашмакам» и это роднит ее с узбекской музыкой. Что касается музыки южного Таджикистана и Памира, то там наиболее распространен музыкальный жанр – «фалак» («фаляк»), в настоящее время эту музыку исполняют на праздниках, свадьбах и других торжествах. Корнями музыка фалак уходит вна несколько веков назад, есть предположение что эта музыка в доисламском мире, как впрочем и теперь, ипользовалась для исцеления душевных заболеваний. Музыкант, выдающийся музыкант, каковым является Давлатманд, подобен линзе, фокусирующей солнечный свет и таким образом зажигающий сердца слушателей. Мир музыки это не только сознаваемые нами ноты и ритмы, огромный пласт информации поступает к слушателю с огромной скоростью через мир часто нами не осознаваемый. Это называют передачей традиции или невербального знания. Не так много в мире музыкантов. играющих этническую музыку, смогли выйти на уровень такого уневерсального языка, понятного каждому: Равви Шанкар, Нусрат Фатех Али Хан, Дживан Гаспорян, Кудси Эргунер, Давлатманд Холлов. Давлатманд почитатель поэзии Джелалуддина Руми, стихи Руми уже давно стали песнями, которые поют от Дамаска, до Андижана. Нужно сказать, что ислам в Таджикистане скорее тяготеет к мистическим формам нежели к ортодоксальным и этот мистицизм уже давно вплетен в ткань национальной культуры. Давлатманд фактически является возродителем и популяризатором стихов и философии Мевляны Руми. Есть легенда, согласно которой музыкальный инструмент рубоб был изобретен поэтом и мистиком Джелалуддином Руми. Давлатман говорит: «Мы люди гор, вот почему мы любим Фалак – музыку гор. Фалак это язык наших сокровенных чувств, это язык которому мы научились у ветра, скал и голубых небес. Когда я был молодым, я любил петь, когда ехал на лошади или на ослике на поле, везя обед для отца. Я пел Фалак и когда проезжал мимо гор, я слышал эхо, как будо горы отвечали мне». Танец Фалак состоит из вращательных движений, как в танце дервишей Мевлеви танцующий принимает сознательное участие во вращении земли, планет, звезд и всей вселенной, в нем отражается вращение небесеых сфер, времени и судеб, это зов, когда человек обращается к Небесам и получает отклик как эхо. В песне «Опьяненный бродяга», на стихи Джелалуддина Руми, певец взывает к нашим душам:

Давайте пойдем, о Любящие!
Прими безумие! Прими безумие!
Подобно мотыльку, иди в сердце сердец
Лицом в огонь! Лицом в огонь!
Будь странником
Преврати свой дом в руины
С любителями опасности
Живи вместе, в одном месте.
Стань опьяненным бродягой!

Сергей Москалев.