Язык  РусскийEnglish
Главная / Стиль / Традиционная музыка Центральной Азии / Сборник - Нури Худо (Божий свет) Музыка Таджикистана (2009)

Сборник - Нури Худо (Божий свет) Музыка Таджикистана (2009)

Стиль: Традиционная музыка Центральной Азии
Регион: Центральная Азия / Таджикистан / Казахстан / Узбекистан / Памир
Лейбл: Manas Records
Носитель: CD
Тип издания: 4p digipack

Ваше Имя:


Ваш отзыв: Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.

Оценка: Плохо             Хорошо



Описание:

Сборник был составлен и выпущен известным продюсером, популяризатором и большим знатоком восточной музыки Назимом Надировым. Первое издание альбома было на кассете в 1998 году и имело название Гирья Мекунам (Я плачу), позднее в 2006 альбом был переиздан на CD совместно с лейблом Sketis Music. Альбом на СД взял новое более жизнеутверждающее название Нури Худо (Свет Божий)
Вот статья из буклета к изданному диску:

  "Гирья Мекунам" (Я Плачу) это сборник таджикской музыки, посвященный памяти Наргис Бандишоевой и Максудшо Иматшоева. На фестивале "Голос Азии"-91 в Алма-Ате, который был в тот год одним из самых представительных за всю историю (съехались лучшие музыканты СССР и 30 стран) неожиданно для многих, 25-летняя выпускница Душанбинской консерватории выигрывает 1-е место. Певица находилась в начале длинного успешного пути. Но спустя несколько недель Наргис Бандишоева разбилась в автокатастрофе. Занявшая место вслед за ней на фестивале Юлдуз Усманова из Узбекистана стала позже на Западе одной из звёзд world music и занимала самые высокие строки в чартах многих стран.
   "Колыбельную" Наргис исполняет на родном ей шугнанском языке. Показ этого исполнения по местному телевидению стал событием в культурной жизни народов Бадахшана: ведь до этого младописьменные языки Памира почти не звучали в эфирах республиканского телевидения и радио. А состоялась эта радость для всех памирцев, составляющих значительную культурную прослойку таджикской нации, благодаря человеку необычайного таланта. Максудшо Имматшоев оказывал неоценимую помощь молодым дарованиям как в подборе репертуара, записи песен и в показе их по ТВ. Когда в Таджикистане начался целенаправленный отстрел людей памирского происхождения, а особенно людей известных, любимых, Максудшо был вынужден покинуть родину. "Артисты стали в Таджикистане удобной мишенью, козырной картой. Минимум затрат и результат - ответные действия - гарантирован" - писал Николай Фохт ("Собеседник" #4'93)  
Максудшо уговорили эмигрировать в Германию, где осенью 1993 года он погибает под колёсами машины. Альбом завершается пронзительно исполненной им "Мо хеле гадайон" на стихи великого суфия Джалаладдина Руми:
Какие же мы нищие!
Нет у нас ни злата-серебра
И проволоки медной нет у нас
Нам некого бояться
Мы - дервиши и бедняки
в этом уголке земли...
Осенью 1992 года Олег Фезов был также вынужден бежать в Москву, ведь его жена и мать тоже памирки. Вслед за Олегом в Москве, а позже и в Германии, нашла убежище и вся его семья. Именно в ФРГ был выпущен в том же году первый сольный альбом артиста, вобравший в себя "Колыбельную" Наргис и реквием по ней, назвали "Колыбельной Памира". Компакт-диск стал первым в истории диском с современной таджикской музыкой. Не слишком большой успех (на фоне одновременно появившихся на Западе сольных альбомов туркменских и узбекских музыкантов - "Алма Алма" Юлдуз Усмановой и "Ашхабад: город любви" (Ashkhabad: City of Love/Real World) его альбома можно было компенсировать промоушн-турами. Было решено просить Далера Назарова предоставить свою, одну из самых профессиональных и сыгранных в Средней Азии, группу для сопровождения Фезова в ФРГ. Во время тура в Германии, несмотря на мощную поддержку группы Далера Назарова, сам Фезов выглядел довольно блекло. Факт издания его компакт-диска на западе и концертный тур в звездной компании по Германии, поднимал его престиж на родине, отсутствие какой-либо конкуренции дало ему шанс стать звездой таджикской эстрады. Осенью 1996 года была предпринята, на этот раз в Москве, еще одна попытка организовать серию концертов Олега Фезова, "Олег Фезов: второе пришествие в Москву" ("Вечерняя Москва", 17.09.96)
Концерт группы Олега Фезова "Дарвеш", несмотря на их относительный успех, наглядно продемонстрировала, что Москва не может быть избрана в качестве постоянного места дислокации и обитания таджикских музыкантов. Материальные проблемы провоцировали разлады в группе. Музыканты отказывались выступать с деструктивно настроенной "звездой" и вернулись в свой, хоть и не мирный, но родной и теплый Таджикистан. Оставшаяся в одиночестве новоиспеченная звезда таджикской эстрады через некоторое время воссоединилась со своей семьей на швабской земле. В альбоме "Гирья Мекунам" "счастливчик" таджикской эстрады представлен, кроме "Реквиема", также тремя ранее не публиковавшимися записями - "Чаман" (Цветник), "Хает" (Жизнь) и "Май" (Вино). А составить конкуренцию Фезову в то тяжелое для Таджикистана время было действительно практически некому. Далер Назаров находился в то время в эмиграции в Казахстане, затем в Германии. В таких условиях говорить о записи новых песен не приходилось.
В альбоме "Гирья мекунам" Далер Назаров представлен одной из лучших своих композиций - "Нури Худо" (Божий свет). Итак, до последнего времени Далер Назаров был лишен возможности выступать у себя на родине. Его относительно недавнее возвращение на родину совпало с большой потерей для его группы - скоропостижной смертью одного из лучших таджикских музыкантов Фейруза Халилова.
Племянник Далера, Парвиз Назаров, был также вынужден покинуть родину и обосноваться в Казахстане. Стечение обстоятельств личного плана предопределили его успешную карьеру. Несмотря на то, что в своих композициях Парвиз иногда использует национальный музыкальный колорит отнести его творчество к таджикской музыкальной сцене можно лишь с большой натяжкой.
Тяжелую потерю понесла таджикская эстрада после зверского убийства Караматулло Курбанова. Любимца публики и обладателя выразительного голоса часто сравнивали с афганским любимцем публики Ахмадом Заиром. Их страшный уход из жизни - расстрел - явился последним штрихом в череде схожести их судеб..
Убийство певца Тоджиди Мухиддинова... Эмиграция в Москву, а затем в США "визитной карточки" таджикской эстрады на советском ЦТ певицы Махфират Хамракуловой...
Уход после тяжелой болезни обладательницы необычайно мощного красивого голоса, памирской певицы Хурмо Ширин...
"Гирья мекунам" - это плач не только по Наргис Бандишоевой и Максудшо Имматшоеву, но и по всем таджикским артистам эстрады, театра, кино. Плач по всем людям искусства и культуры Таджикистана, погибших или вынужденных покинуть свой любимый край. Плач по древней, насчитывающей тысячелетия, таджикской культуре. Плач по разоренной родине.
"Гирья мекунам, Худо" поёт Парвин Юсуфи:
О Боже, я плачу
я плачу ночами
Тоскуя по тебе
я плачу
Тоскуя по твоей красоте и аромату
я плачу
Глаза мои ослепли от тоски и печали
Повсюду и везде ищу я тебя
я плачу..."
Но что может сделать Бог? Бог создал человека. Бог одарил человека разнообразными талантами и расселил по разным странам света. Но и два десятка веков от Рождества Христова разные народы по-разному обходятся со своими талантами. В одних странах, как в Японии, талантливым людям присваивают звание "Человек - Национальное Сокровище", в других как Швеция или Дания, создают институты, предназначение которых помочь одаренным молодым исполнителям, в том числе иммигрантам, встать на ноги. Выпускают компиляции с их композициями, рассылают их по всему миру, оплачивают расходы этих артистов во время гастролей за пределами новой родины. А в некоторых странах, как в Таджикистане, талантливых людей уничтожают.

Назим Надиров
1998-2008

1.  Гирья Мекунам - Парвина Юсуфи           
2.  Дар ин шаб мастум - Наргис Бандишоева           
3.  Чаман - Олег Фезов           
4.  О, Лайли - Парвина Юсуфи           
5.  Нури Худо - Далер Назаров           
6.  Хушо Мади - Наргис Бандишоева           
7.  Хает - Олег Фезов           
8.  Надорам! - Наргис Бандишоева           
9.  Май - Олег Фезов           
10.  Гул бичидум бароят - Парвина Юсуфи           
11.  Хазонрез - Наргис Бандишоева           
12.  Шамолен - Олег Фезов и Шамс           
13.  Лалаик - Наргис Бандишоева           
14.  Реквием - Олег Фезов           
15.  Мо Хеле гадайон - Максудшо Иматшоев

На таджикском (1-11, 14-15) и шугнанском (12-13) языках.

© 2016 - 2017 Sketis Music

Копирование материалов с сайта

возможно только с разрешения администрации сайта.

Яндекс.Метрика